Люди предпочитают привлекательных финансовых партнеров — даже тех, кто теряет их деньги

Люди предпочитают привлекательных финансовых партнеров — даже тех, кто теряет их деньги

Физически привлекательных людей обычно считают “превосходящими” в других отношениях — например, более заслуживающими доверия, честными и умными. Однако доказательства неоправданного эффекта “ореола привлекательности”, как правило, получены из исследований, в которых использовались поспешные суждения без обратной связи или последствий для людей, проводящих оценку. Гаятри Пандей и Вивиан Зайас из Корнеллского университета хотели изучить, как эта предвзятость проявляется в долгосрочной перспективе, когда она противоречит фактическим данным. Если, скажем, нам предоставят информацию о том, что привлекательный инвестор на самом деле теряет наши деньги, в то время как непривлекательный инвестор получает прибыль, наверняка мы быстро отбросим это предубеждение, по крайней мере, по отношению к этим отдельным людям?

В первоначальном исследовании 91 студенту показали по четыре фотографии предполагаемых “финансовых партнеров” (все одного пола). Два из составных лиц независимо друг от друга были оценены как привлекательные, а два – как непривлекательные. Студентам дали гипотетические 2000 долларов и велели заработать как можно больше денег. В ходе 50 испытаний со всеми партнерами-мужчинами и еще 50 со всеми партнерами-женщинами им приходилось нажимать на лицо, чтобы выбрать того, с кем вложить деньги, и каждый раз они получали обратную связь о том, потеряли они или получили деньги.

Прежде чем они начали, студентам сообщили, что некоторые партнеры будут более полезны, чем другие. Им также было предложено попробовать их все, чтобы выяснить, какие из них лучше, а какие хуже. Чего им не сказали, так это того, что на самом деле было два одинаково невыгодных партнера (которые приносили относительно большие немедленные выгоды, но меньшие долгосрочные прибыли или даже долгосрочные убытки) – один привлекательный и один непривлекательный – и два выгодных партнера (которые приносили лучшую долгосрочную прибыль), опять же, один привлекательный, а другой нет.

Как и ожидалось, студенты начали с того, что отдали предпочтение привлекательным партнерам. Но даже после получения отзывов о результатах 50 испытаний каждого отдельного человека они все еще были под влиянием привлекательности. Фактически, они предпочли привлекательно-невыгодного партнера непривлекательно-выгодному партнеру. Они также сообщили, что нашли привлекательных партнеров более полезными. (Были некоторые свидетельства улучшения производительности во втором блоке испытаний, хотя анализ команды предполагает, что это отражает лучшее использование обратной связи, а не значительное улучшение в снижении привлекательности.)

Возможно, 50 испытаний было недостаточно для того, чтобы участники могли точно различать полезных и бесполезных партнеров и снижать привлекательность, рассуждали исследователи. Поэтому они провели еще один эксперимент, на этот раз со 135 участниками, каждый из которых прошел 100 испытаний (либо со всеми партнерами мужского пола, либо со всеми женщинами).

Результаты были разными — но не настолько кардинально. По мере того как участники проходили 100 раундов обратной связи, они все же стали отдавать предпочтение выгодным партнерам. Однако, потерпев поражение, они все равно быстрее возвращались к привлекательному или непривлекательному партнеру, и в конце концов привлекательно-невыгодный партнер по-прежнему был таким же популярным выбором, как и непривлекательно-выгодный. “Даже имея больше возможностей узнать о прибыльности партнеров, время не оказало заметного влияния на привлекательность”, – пишут исследователи.

После этого участников спросили о том, насколько надежными, по их мнению, были эти четыре партнера. Двое привлекательных явно пользовались благосклонностью. Фактически, анализ исследователей предполагает, что предполагаемая связь между привлекательностью и надежностью объясняет результаты — мы, похоже, используем привлекательность как сигнал надежности и полагаемся на нее даже перед лицом финансовых потерь (хотя и гипотетических).

Конечно, возможно, что при большем количестве испытаний, которые могли бы дать более четкое представление о тенденциях финансовых прибылей и убытков, предвзятость привлекательности была бы устранена. Только дальнейшие исследования покажут. И, как отмечают сами исследователи, исследование, в котором участвовали студенты американских колледжей, просто белые лица и гипотетические, а не реальные деньги, является лишь отправной точкой для исследований в этой области, а не последним словом. Однако новая работа, безусловно, предполагает, что ореол привлекательности окрашивает наши суждения, ценой для нас самих, гораздо дольше, чем можно было бы предположить.

Можно так же посмотреть альтернативный способ “партнерства” не зависящий от выбора партнера.

Ссылка на основную публикацию